История книжной культуры

1. Элементы книжной культуры

Книга — важнейший источник информации, канал социальной коммуникации,основная разновидность документа в составе фондов библиотек и других документно-коммуникационных структур. Это наиболее важная форма хранения словесной и графической информации, предназначенной для многократного использования и передачи в пространстве и времени.

Книжная культура порождается человеком. С одной стороны — это человек как творец, в данном случае книги (автор, художник, редактор, издатель). С другой — человек на которого воздействует книжное слово (читатель, слушатель, зритель, мыслитель). Книжная культура включает в себя многоаспектный процесс опредмечивания, распредмечивания и общения.

Книжная культура включает в себя предметный мир: вещественный — книга/документ как материальный объект; идейный — книга как носитель определенных идей, воззрений, взглядов, как «вместилище вечных идей» и книга как произведение искусства, обладающая художественной ценностью.

Таким образом, книжная культура — это целостная саморазвивающаяся система как часть общей культуры, которая включает в себя: человека как объекта и субъекта культуры одновременно, его специфическую деятельность по производству, распространению и потреблению всего связанного с книгой/документом, а также предметное бытие книги/документа – материальное, духовное и художественно-образное.

2. Понятие и этимология слова «книга».

Этимологический смысл слова «книга» давно утрачен. Предположительно оно означает свиток бумаги. У древних славян слово «книга» означало умение писать, грамотность, знания вообще.

Исторически сложилось так, что в европейских и переднеазиатских языках содержание термина одинаково. Греческое «библио», латинское «либер», семитическое «сефер», арабское «китаб», подобно славяно-балтийскому «книга», трактуются одинаково: 1) предмет, 2) произведение, 3) часть сочинения.

В русской письменности слово «книги» встречается впервые в Остромировом Евангелии (1056/1057), самом раннем из датированных рукописных памятников, и употребляется во множественном числе, что позволяет давать ему расширительное толкование — скорее знание вообще, чем просто книга. Употребление слова «книга» в единственном числе зафиксировано у нас значительно позже, в 1263 г., у одного из монастырских писцов.

Ученым представляется, что не позже 863 г. (времени знаменитого путешествия св. Кирилла в Корсунь, после чего он взялся за изобретение алфавита), в языках славян и прибалтов уже имелся древнейший, устойчивый и совершенно определенный термин «книга». Удивляет здесь только то, что наши отдаленные предки не использовали с этой целью лексику ближайших культурных народов, которая им, конечно, была знакома: «библио», «либер», «манускрипт», «хартия», «грамота», а предпочли словообразование от праславянского «кнети», то есть «знать». Впрочем, упомянутые термины активно применялись и применяются в качестве синонимов.

Ученые убедительно доказывают родство русского слова «книга» с понятиями, означавшими знание вообще. Выделение его в самостоятельный семасиологический ряд произошло, очевидно, в первобытную эпоху, когда праславяне прикочевали на восточноевропейскую равнину. Одним из доказательств самобытности упоминаемого ряда служит то, что в ходе развития в нем образовались производные, и не просто прилагательные и эпитеты. В славянских языках возникли термины «князь» (русский), «ксендз» (польский), «кнез» (болгарский) и другие, относящиеся к племенным вождям, жречеству и так или иначе связанные с семасиологией знания («четеху и гаатаху...»). Таким образом, этимологически «книга» образуется от глагола «знать».

3. Книга и книжное дело в Древнем Египте.

Огромный бюрократический аппарат государства фараонов требовал множества грамотных чиновников, хорошо знавших делопроизводство, формы документации хозяйственной и иной отчетности, которая тщательно регламентировалась.

Существование школ писцов в Египте известно со времени Среднего Царства. Они делились на высшие и низшие: школы при дворах египетских правителей, где будущие писцы обучались и воспитывались в окружении местной знати и школы для ремесленников.

Египетская литература переживает период высокого расцвета в эпоху Среднего царства (2100–1750 гг. до н. э.). Литературный язык этого времени надолго становится классическим. На формирование литературы Нового царства (1580–1071 гг. до н. э.) сильное влияние оказала уже стихия живого народного языка, появляются произведения на разговорном египетском языке.

Можно выделить следующие условные жанры:

1. Религиозно-магические сочинения: «Книга мертвых», «путеводители» по загробному царству.

2. Научные трактаты — сочинения математического, медицинского, астрономического содержания.

3. Исторические хроники с перечнем деяний фараонов, годами их правления.

4. «Поучения» — дидактические трактаты «Себаит» («учение», «премудрость»).

5. Сказки, повести и иного рода «светская литература», басни.

Характерной чертой египетских книг раннего периода является стремление автора приписать свой труд фараону, принцу или даже самому богу Тоту, что считалось гарантией долговечности их произведения.

Самой распространенной древнеегипетской книгой, которая чаще всего попадается в гробницах, является так называемая «Книга мертвых». Эта книга представляет собой огромный сборник магических формул, которые должны были обеспечить усопшему благожелательный прием владык загробного царства.

Форма книги представляла из себя свиток. Одними из первых книгу-свиток заимствовали древние греки, от которых культуру книги переняли древние римляне, и уже от последних — все остальные народы Европы.

4. Периодизация истории книжной культуры с позиций теории социальной коммуникации

Коммуникационная культура определяется нормами и способами фиксации, хранения и распространения культурных смыслов. На сегодняшний день различаются следующие этапы коммуникационной культуры: словесность, книжность и мультимедийность.

Причем, книжность подразделяется на три периода:

- палеокультурная (рукописная книга) книжность;

- мануфактурная неокультурная (мануфактурное книгопечатание) книжность;

- индустриальная неокультурная (машинная полиграфия).

Палеокультурная книжность

Время формирования письменности, зародившейся на основе археокультурных символьно-иконических документов. Большинство историков склоняется к однолинейной эволюции: сначала появилось предметное письмо (символы, изображения, узелковое письмо), доходящее до пиктограмм (рисуночное письмо), затем — иероглифы, слоговое письмо и, наконец, буквенно-фонетическое письмо (последнее принято многими народами, но не всеми: китайцы, японцы).

В Европе и на Ближнем Востоке палеокультурная книжность существовала более 3,5 тыс. лет, которые можно поделить на три периода:

- древнейшие цивилизации (III тыс. — I тыс. лет до н. э.) — Древний Египет, Месопотамия, Крит;

- античность (VIII в. до н. э. — V в. н. э.), совпадающая с эллино-римской цивилизацией;

- средневековье (V — XIV века).

Главные особенности:

1. В разных регионах форма книги определяется материалом, из которого она изготавливается.

2. Обожествление письменности.

3. Произошла социальная дифференциация населения: грамотный — неграмотный.

4. Письменность становится орудием просвещения и распространения знаний.

5. В античную эпоху происходит формирование книжного дела: изготовители (переписчики) манускриптов; торговые люди, содержащие книжные лавки; библиотеки разных типов.

Мануфактурная неокультурная книжность.

Начало неокультурного периода книжности положило изобретение в Европе в середине XV века книгопечатания. Мощным импульсом для распространения книгопечатания в Европе явилась эпоха Возрождения с ее гуманистическими идеалами и жаждой знаний. Изобретение книгопечатания стало началом массового производства в области просвещения, литературы, науки.

Главные особенности:

1. Мануфактурные книги приобрели общий законченный вид (кодекс) и одинаковый материал для изготовления (бумага).

2 Увеличилась скорость производства.

3. Изменилось оформление текста: появились названия, разбивка на главы и разделы, спуски, поля, пробелы между словами, красочные иллюстрации.

4. Нормирование и распространение национальных светских литературных языков.

5. Углубление и расширение дифференциации книжного дела; возникновение специализированных социальных институтов: книгоиздательский, книготорговый, библиотечный и библиографический. Началось формирование библиографии и теории книговедения.

Индустриальная неокультурная книжность.

Время индустриальной книжности — XIX век – первая половина XX века — расцвет капитализма, сопровождаемый: увеличением производственной мощности и производительности труда; становлением наций — многомиллионных полиэтнических сообществ, нуждающихся в средствах консолидации; возрастанием образованности и просвещенности городского населения, предъявляющего растущий спрос на культурные развлечения, знания, информацию.

Главные особенности:

1. Индустриальное производство сводит к минимуму участие во всех полиграфических процессах типографских работников.

2. Рост журнально-газетной продукции, выделение из книжного канала прессы, которая

выступает в качестве средствах консолидации общества и социальной коммуникации.

3. Демократизация литературного языка, сближение его с народным разговорным языком и формирование национального языка, становящегося нормой речевого обращения.

4. Завершение коммерциализации и профессионализации социально-коммуникационных институтов. Литераторы и художники превращаются в служащих по найму.

5. Формирование национальных библиотек и национальной библиографии.

6. XIX и XX века — время появления социальных прикладных дисциплин: палеография, инкунабулаведение, книговедение, библиографоведение, библиотековедение, теория массовой коммуникации, теория журналистики.

5. Остромирово Евангелие (1056 – 1057 гг.) – культурное достояние России

Остромирово Евангелие – старейшая сохранившаяся датированная древнерусская рукописная книга. Как сообщает сохранившееся на последнем листе Послесловие писца, диакона Григория, Евангелие было переписано по заказу именитого новгородского посадника Остромира при киевском князе Изяславе (сыне Ярослава Мудрого), работа была начата 21 октября 1056 г. и закончена 12 мая 1057 г.

Заказчик книги Остромир был представителем одного из самых древних и влиятельных русских родов, родственником киевского князя Изяслава. Дед Остромира – Добрыня (в русских былинах Добрыня Никитич) – доводился дядей князю Владимиру Святославичу, при котором на Руси официально было принято христианство. Остромирово евангелие предназначалось заказчиком для драгоценного вклада в новгородский Софийский собор.

Последующие события русской истории скрывают судьбу Остромирова евангелия на несколько столетий. Первое документальное свидетельство о судьбе Остромирова евангелия после его написания относится лишь к 1701 г. Опись имущества Воскресенской церкви Московского кремля свидетельствует о том, что в то время книга хранилась в этом храме. 3 ноября 1720 г. Остромирово евангелие было отправлено в Петербург, где по приказу Петра I собирали материалы для написания русской истории. Здесь следы книги снова теряются вплоть до 1805 г., когда она была обнаружена Я. А. Дружининым, личным секретарем Екатерины II, при разборке гардероба императрицы спустя 9 лет после ее смерти.

В 1806 г. император Александр I передал Остромирово Евангелие в Публичную библиотеку, где древнейший русский манускрипт обрел место своего постоянного хранения.

Остромирово евангелие по содержанию и структуре текста является кратким апракосом, то есть относится к богослужебному типу книг Священного писания. В основной части текста книга содержит евангельские ежедневные чтения от Пасхи до Пятидесятницы, а также субботние и воскресные чтения на последующие недели года. Вторая часть включает евангельские чтения по Месяцеслову, начиная с сентября, а также ряд дополнительных чтений «на разные случаи».

В настоящее время Остромирово евангелие, все листы которого были отреставрированы в 1955 г., хранится в расплетенном виде без переплета в специальном дубовом ларце.